Получаю такие письма, и они меня мотивирует....

"..... Спасибо. Я благодарю Вас за то, что вы делаете. Ваша статья «Как я планирую? Я не претендую ни на какую систему и целостный подход, а описываю то, как делаю я.» выбила меня. Я давно так не плакал. Навзрыд. С соплями и со злостью. Я никогда не видел у себя такое лицо, полное презрение к самому себе. Я шипел и бился об стенку, проговаривая про себя перед зеркалом: «Сука, блять… Скотина ты такая!»

Сейчас пишу эти строки, немного успокоившись.

Все началось с того, что написал про свое будущее, если я ничего не изменю в самом себе. Я написал на листе А4, и слегка почувствовал разочарование в самом себе. Потом приступил ко второму пункту. Тоже еще немножко разочаровался. Но спустя 5 минут мои мысли забрели меня в такую больную зону и меня понесло….

Я не знаю, стоит ли вам рассказывать, что заставило меня почувствовать ярость, гнев и презрение к самому себе. Но попробую. Вы это заслужили своими текстами.

Так уж получилось, что я потерял слух в три года (1992 год). Мне поставили диагноз нейросенсорная тугоухость 3-4 степени и влепили статус инвалида. Я не говорил, мог слышать на расстоянии 10 см от ушей... таким образом я отставал от сверстников. Моя мама, будучи 22-летней девочкой, стала водить меня к логопеду три раза в неделю, и после работы занималась со мной каждый вечер. Было тяжело. Не мне тяжело. А ей. Благодаря ее поддержке я смог заговорить и поступить в обычную школу (!). Не в специализированную, а в обычную. Ей пришлось немало заплатить директору за то, чтобы ее ребенок с ограниченными возможностями смог обучаться наравне с обычными детьми.

В школе было мне непросто. Я сидел на первой парте всегда. Слушал с помощью слухового аппарата, причем на одном ухе. С помощью аппарата я мог слышать четко на расстоянии 6 метров, как раз до классной доски. Аппараты были несовершенны, но что поделать. Учился как мог. И все же был хорошистом. Это было 90-е и нулевые годы.

Затем поступление институт в 2006-ом году. На втором курсе получил первый серьезный жизненный удар, который привел меня к мыслям о суициде и продолжительной депрессии, от которой я оправился год назад.

Анализируя свой путь, я был хроническим маленьким маменькин сыночком. К 18 годам характер сформировался у меня ранимым и я не был готов к тому роковому случаю, из-за чего я впал в депрессию. До того события я никогда не страдал навязчивыми мыслями. Но это случилось. Я не понимал, что со мной происходило. Я закрылся. Страх сковал меня. Постепенно я терял силы, вплоть до того, что не мог встать с дивана. В голову приходили мысли о суициде. Невозможно было сконцентрироваться на какой-то умственной работе. Только начнешь о чем-нибудь думать, так сразу возникали мысли, что все бесполезно и не имеет смысла.

Чувствуя себя ходячим мертвецом, я хотел закончить свой жизненный путь. Брал нож и медленно втыкал в живот. Было страшно. Только почувствовав острие ножа и боль, я останавливался. Ко мне приходило чувство, что я живой. Тогда я усвоил один важный урок. Не важно, сколько ты будешь делать попытки изменить себя, но если ты перережешь себя, то все закончится. Пока ты жив, у тебя есть шанс изменить себя. Не получается? Делаешь еще раз! Снова и снова и снова. Я смог избавиться от суицидальных мыслей. Научился концентрироваться. Изменился немного. Но этого не достаточно. Из глубокой жопы я выбрался на тот уровень, где находится большинство людей. Я хотел большего. У меня впервые за 10 лет появилось желание жить и что-то свершать…

На протяжении 30 лет моя мама меня поддерживала. Как умела, в ее свойственной манере. Помочь финансово? Да пожалуйста! Новый аппарат? Давай поменяем, лишь бы лучше стал слышать!

Могла и жестко меня поругать, отчего я только сильнее забивался в угол. Я жаловался мысленно на нее. Ненавидел и любил. Только недавно понял, что все, что она делала было из-за любви к своему сыну.

В меня было вложено много сил и денег с ее стороны. Родной папа бросил нас, отчим практически ничего не вкладывал в меня. У меня огромный долг перед ней. И осознание этого долга и что у нее немного времени осталось выбесило меня. Разозлило. Я никогда так не злился, что почувствовал весь спектр отрицательных эмоций одновременно: ярость, отчаяние, презрение к самому себе и гнев…

Благодарю вас за то, что вы делаете. Я хочу, чтобы вы знали, что ваши старания я оценил. И будьте уверены, что следом за мной будут еще люди, выбитые с колеи и разозленные. Но безмерно благодарные Вам.

P.S. А мне деваться некуда. Долг нужно вернуть ей и как можно быстрее. Иначе я никогда не смогу вернуть и простить себя за невозвращенный долг. ...".

Когда я читал это письмо, думал: это парень - счастливый. Потому, что может разговаривать с мамой, может целовать ее в глаза, держать ее руки в своих, слушать и принимать ее хлопоты. Я уже не могу приказаться к своей маме. Только в памяти.

Берегите родителей и отдавайте свои долги, пока не поздно.

С уважением, Алексей Крол